Военно-морской бум. Часть 3

Фрегаты пр. 22350

Наверное, самой обнадёживающей новостью касательно фрегатов пр. 22350 стало откровение Ю. Борисова: «У нас есть две проблемы, связанные в первую очередь с зенитными ракетными комплексами на фрегатах и корветах, которые задерживают сдачу кораблей этого года. Надеемся, что общими усилиями с «Алмаз-Антеем» будут предприняты все необходимые усилия, чтобы приступить к государственным испытаниям это даст нам возможность серьёзно продвинуться по сдаче фрегатов «Адмирал Горшков» и «Адмирал Касатонов»… Готовность этих кораблей с общекорабельной точки зрения очень высокая 97%. Надеемся, что осенью этого года мы завершим государственные испытания ЗРК… Причины задержек носят технический характер… Это достаточно сложные, самые современные системы к этому надо относиться с пониманием и терпением».

Ранее, 25.04.2017, была решена другая острейшая проблема, касавшаяся в числе прочих и новейших фрегатов. В присутствии ВВП Объединённая двигателестроительная корпорация (ОДК) ввела в эксплуатацию первый в России сборочно-испытательный комплекс газовых турбин и газотурбинных агрегатов для морских программ на базе рыбинского НПО «Сатурн». До сих пор газотурбинные силовые установки для ВМФ в России серийно не изготавливались. По сути, у нас почти с нуля была создана новая отрасль промышленности, и этот день впору считать праздничным. Первые агрегаты (ГТА) с двигателями М90ФР, применяемыми на 22350, будут поставлены для нужд отечественного флота в 2018 г. (28.06.2017), что согласуется с данными от 16.06.2015, согласно которым срок поставки двух ГТА М55Р для «Адмирала Исакова» по договору между СВ и «Сатурном» определён июлем-августом 2018 г..

Почти одновременно с событиями в Рыбинске министр обороны С. Шойгу сделал уже упоминавшееся заявление, которое переполошило военно-морскую общественность и послужило поводом для ряда мрачных прогнозов: «В ближайшей перспективе многоцелевые фрегаты [подобные «Адмиралу Горшкову], оснащённые высокоточным оружием большой дальности, должны стать основными боевыми кораблями ВМФ». Сказанное министром, однако, вступает в конфликт с реальностью, и вот почему. Чтобы стать основными БНК, фрегатов пр. 22350 должно быть много примерно столько же, сколько у нас крейсеров, БПК и эсминцев, т. е. не менее 15 единиц. Если ситуацию с ЗРК «Полимент-Редут» удастся разрулить осенью, «Горшков» будет передан флоту в этом году, «Касатонов» в 2018 г., «Головко» в 2019 г., «Исаков», будем надеяться в 2020 г. (при условии поставки ГТА в 2018 г.). И что же дальше?

Строить 22350 могут только Северная верфь и ПСЗ «Янтарь», однако у «Янтаря» другие планы (об этом будет сказано ниже). Другие кандидаты керченский завод «Залив» (некогда весьма успешно строивший СКР пр. 1135 и ПСКР пр. 11351) и Амурский СЗ ещё не восстановили в полном объёме свои компетенции и доверять им столь сложный инновационный проект ещё рано. Остаётся Северная верфь.

Необходимо отметить, что на СВ произошли некоторые перемены к лучшему. Во-первых, в мае с.г. гендиректором завода сроком на пять лет был избран И. Пономарёв достойный и компетентный человек, наверное, лучший из постсоветских директоров верфи (наряду с теперешним главой АВ А. Бузаковым). Новый директор закончил Ленинградское высшее военно-морское инженерное училище им. Ленина, Военно-морскую академию им. Гречко, служил на кораблях ТОФ и в Главном техническом управлении ВМФ, с 2013 г. вице-президент ОСК по военному кораблестроению. Наверное, не ошибусь, если назову И. Пономарёва «пожарным» (кризисным менеджером): в 2015-2016 г.г. он был врио гендиректора «Янтаря», а с 21.02.2017 Северной верфи (ссылка 9).

Во-вторых (пусть даже это и не такая уж новость), несмотря на то, что грядёт серьёзная модернизация СВ (большая стройка), и помимо возведения судостроительного комплекса 1 для эсминцев будет реконструирован и комплекс 2 (горизонтальный стапель, эллинг, монтажные участки), где сейчас строятся «Головко» и «Исаков», сделать это планируется без остановки производства. Таким образом, мы можем с полным на то основанием надеяться, что после выкатки из эллинга 3-го и 4-го 22350 на их месте будут немедленно заложены 5-й и 6-й корпуса, после чего наконец-то начнётся по-настоящему серийное строительство новейших БНК дальней морской зоны с ожидаемым сроком постройки не более 4-5 лет.

СКР пр. 11356

Одной из самых радостных новостей последнего времени стало заявление вице-адмирала В. Бурсука на МВМС-2017: «Действительно, мы пошли навстречу нашим иностранным партнёрам [индийским ВМС], желающим приобрести фрегаты проекта 11356. Однако уже заложенная на «Янтаре» вторая тройка кораблей серии будет достроена и передана ВМФ [России]». В сообщении РИА Новости говорится также, что «строи-тельство газотурбинных двигателей [ГТА] для этих фрегатов было освоено и ведётся в настоящий момент на мощностях предприятия ОДК «Сатурн», однако это нуждается в подтверждении.

Тут я, похоже, снова переиграл своих оппонентов, которые в комментариях убеждали меня и читателей журнала, что вторая тройка 11356 будет непременно продана Индии (а некоторые даже ратовали за это). Раз за разом сбывающиеся прогнозы (не все, но многие) подчас пугают меня, но дают веский повод продолжать работу в блоге. Надеюсь, что изложенное в настоящей теме (цикле из трёх записей) также рано или поздно материализуется в металле и новых свершениях российского флота.

Согласно сообщению заводской газеты «Вперёд» от 27.06.2017 (11 12322 «Зубр»] намерены пригласить санкт-петербургский судостроительный завод «Алмаз», феодосийский «Море», Хабаровский судостроительный завод и ПСЗ «Янтарь»… У ПСЗ «Янтарь» есть опыт ремонта «Зубров» Балтийского флота. Впрочем, как отметили в штабе флота, приглашение этого предприятия к тендеру скорее формальность, поскольку в ближайшее время «Янтарь» сосредоточится на строительстве фрегатов проекта 11356″.

Понимать сказанное можно двояко: либо имеется в виду только достройка второй тройки для ВМФ России и постройка с нуля двух фрегатов для ВМС Индии, либо какие-то более широкие планы ведь в кораблях класса фрегат (СКР) острую потребность испытывает Тихоокеанский флот, в составе которого их попросту нет, а весьма успешный опыт применения 11356 в битве за Сирию вызвал интерес к ним у иностранных заказчиков: «[на салоне МВМС-2017] была проявлена заинтересованность многими иностранными партнёрами в приобретении рос-сийских кораблей. Прежде всего, речь идёт о фрегатах проекта 11356, которые планируют закупить многие страны». Конечно, для ТОФа куда больше подошли бы 22350, но в данном случае (как и в случае с ПЛБ пр. 636.3) уж точно лучше «синица в руке».

Примечание. «Мы пошли навстречу нашим иностранным партнёрам», скорее всего, означает, что российская сторона согласилась на предложенную индусами схему «два корабля на «Янтаре», два в Индии» и снизило цену лицензионного договора, по поводу которой было сломано немало копий.

Корветы

В настоящий момент в составе ВМФ России находятся 5 корветов пр. 20380 (4 на БФ и один на ТОФ) и строятся ещё 7 (включая два пр. 20385, не считая уродца «Дерзкого») 4 на Северной верфи неизвестно для каких флотов и три на Амурском СЗ (разумеется, для ТОФ). Было бы логично отправить продвинутые 20385 на СФ, а два 20380 оставить на Балтике, сформировав там полноценную бригаду корветов (6 единиц), однако не исключено, что все четыре корпуса, строящиеся на СВ, уйдут на Север.

По-хорошему, нам надо 5 бригад кораблей данного класса (30 единиц): на СФ, ЧФ, БФ и две на Тихом океане в Приморье и на Камчатке. О планах Северной верфи по дальнейшему строительству корветов ничего не известно, а вот АСЗ готов построить их столько, сколько потребуется Военно-морскому флоту. 05.06.2017 в ходе визита на завод Ю. Борисова было объявлено, что «АСЗ преодолел все отставания по графикам строительства корветов проекта 20380. В дальнейшем Минобороны намерено продолжить размещение своих заказов на стапелях завода, и вопрос строительства боевых кораблей для Тихоокеанского флота здесь, на АСЗ, решён полностью».

Ранее, в ходе испытаний «Совершенного», губернатор Хабаровского края В. Шпорт сообщил: «на рассмотрении есть ещё несколько заказов на эту серию кораблей»… Но привязка там жёсткая: выпустили сдали получили новый заказ». Таким образом, одна бригада 20380 на ТОФе будет железно (бригада или дивизион, т.к. головной корвет, по некоторым данным, вошёл в состав камчатской 114 брковр), а на вторую шестёрку пока просто будем надеяться.

Развитие кораблей данного подкласса БНК предполагает постройку четырёх более совершенных кораблей пр. 20385, (ранее хотели ограничиться «Гремящим» и «Проворным»), после чего планируется перейти к серийному строительству пр. 20386. Уже заложенный «Дерзкий» определённо будет «гадким утёнком» российского флота». Мало того, что этот не то корвет, не то фрегат имеет непомерно большое водоизмещение (3400 тонн), его надстройка, напоминающая сарай (позаимствованная у «Тикондероги» или «Зумвальта») оскорбляет эстетические пристрастия любого корабела или военмора, воспитанного на традициях советской корабельной архитектуры. Поэтому, независимо от его ТТХ, хочется чтобы серия началась и закончилась на «Дерзком», а на смену ему пришёл проект, не только функциональный, но и радующий глаз.

УДК

После того, как в 2015 году французы отказались поставить нам два почти готовых УДК типа «Мистраль» («Владивосток» и «Севастополь»), почему-то классифицированные главкоматом ВМФ как ДВКД, постройка подобных кораблей на своих верфях стало делом чести не только ОСК, но и России в целом. В ноябре 2009 г. (хотя на сайте ДЦСС указаны сроки реализации проекта 2012-2024 г.г.) на территории ДВЗ «Звезда» в Большом Камне на Дальнем Востоке началось строительство новой суперсовременной верфи, предназначенной в основном для строительства крупнотоннажных транспортных судов. Тем не менее, верфь будет заниматься и военным кораблестроением, и новые УДК, скорее всего, будут заложены именно там 04.09.2015 в ходе визита на «Звезду» С. Шойгу «ознакомился с новым цехом, на мощностях которого планируется строительство новейших больших десантных кораблей в интересах ВМФ России».

УДК мог бы построить Балтийский завод, где были изготовлены кормовые части обоих, теперь уже египетских, «Мистралей», однако он плотно занят атомными ледоколами и его роль в строительстве «десантников», вероятно, сведётся к длительным командировкам конструкторов, технологов и судосборщиков на берега Уссурийского залива. О недостаточной (пока) компетенции другого кандидата завода «Залив», заявившего о возможности строить УДК, уже говорилось в разделе о 22350.

Построив корабли с лучшими или, по крайней мере, с аналогичными «Мистралям» ТТХ, более эстетичные и, что немаловажно, построив быстро, мы утрём нос французам, их американским кураторам и всему Западному миру. Поэтому строительство первых российских УДК имеет не только военно-техническое, но и большое политическое значение. В случае удачи авторитет России на международной арене (в особенности в симпатизирующих или присматривающихся к нам странах) укрепится ещё больше мы должны сделать всё возможное и невозможное, чтобы не упустить такой шанс.

ТТЗ на будущий УДК было сформулировано ВМФ ещё в середине прошлого года. Говоря о его облике, чаще всего ссылаются на крыловский «Прибой», но понятно, что последнее слово будет за Невским ПКБ и заказчиком. По самым последним данным стоимость корабля составит 40 млрд руб. (около 570 млн. евро), что соизмеримо со стоимостью «Мистралей» и поэтому выглядит вполне достоверным в отличие от приведённых далее ТТХ (по принципу «хоть что-то»). Говорят, что корабль водоизмещением в 23 000 т со сплошной полётной палубой и док-камерой будет способен принять на борт 16 вертолётов (в источнике 15, но это, скорее всего, опечатка должно быть 8 Ка-52К и 8 Ка-29), 6 десантных катеров пр. 11770 «Серна» (возможный альтернативный вариант три ДКАВП пр. 12061 «Мурена»), 500 морских пехотинцев (в полном снаряжении), 50 БМП (или БТР?) для них и роту танков (10 единиц) (ссылка 21). УДК заложены в ГПВ 2018-2025, ожидаемый срок постройки 4 года, передача головного корабля ВМФ в 2022 г..

БДК (ДВКД)

Для проведения полноценной морской десантной операции в состав десантных тактических групп помимо УДК должны входить и корабли других классов, со скромной авиагруппой, десантными катерами для загоризонтной высадки и большим количеством техники и личного состава морской пехоты на борту. Разумеется, стремиться к десантной триаде, коей являются американские amphibious ready group (ARG) УДК, ДВКД, ДКД, нам никакого резона нет, однако иметь в составе группы ещё пару однотипных БДК сам Бог велел. Весь вопрос в том, какими должны быть эти самые БДК?

Судя по тому, что проект 11711 решили ограничить двумя корпусами, танкодесантные корабли уходят в прошлое. Остаются классические десантные вертолётные корабли-доки (ДВКД) по типу «Сан-Антонио» и 071, но меньшего водоизмещения, с просторной ВПП в корме, ангаром на 2-4 вертолёта в надстройке, док-камерой, морскими десантно-высадочными средствами и примерно такой же десантовместимостью, как и УДК. Тогда тактическая группа из УДК и двух ДВКД сможет принять на борт 1500 морских пехотинцев с БМП Численность личного состава нашего экспедиционного отряда МП будет не так уж сильно отличаться от 2200 человек marine expeditionary unit (MEU) морской пехоты США (в составе ARG), в особенности с учётом того, что собственно бойцов (ground combat element) там всего 1200, а основное вооружение MEU состоит из 4 танков M1A1, до 31 БТР LAV-25 и AAV-7 и 6 155-мм буксируемых гаубиц M777, не считая миномётов, ПТУР, и авиационного прикрытия.

На выставках «Армия-2015» и «Армия-2016» с десантными кораблями вышла путаница. В 2015 г. был представлен 24000-тонный УДК «Лавина» (в виде модели) и 14000-тонный УДК «Прибой» (в виде стенда с ТТХ и силуэтом, очень сильно напоминающим ДВКД). В 2016 г. «Лавину» переименовали в «Прибой», а «Прибой-2015» куда-то пропал, однако не исключено, что именно он станет прообразом новых БДК. К сожалению, ТТЗ на БДК от ВМФ до сих пор не поступило (последнее сообщение на эту тему датировано серединой прошлого года) (при этом Невское ПКБ продолжает проектирование различных вариантов больших десантных кораблей, включая арктический). Приходится констатировать, что на сегодняшний день перспективный БДК, наверное, является самой «тёмной лошадкой» программы военного кораблестроения.

Гиперзвуковые КР

В Основах-2030 (указе Президента 327 от 20.07.2017) определены сроки начала перевооружения ВМФ России на гиперзвуковое ракетное оружие: «Основу вооружения подводных и надводных сил и береговых войск Военно-Морского Флота на период до 2025 г. составят высокоточные крылатые ракеты большой дальности» (п. 43), «После 2025 г. на вооружение подводных и надводных сил и береговых войск ВМФ будут поступать гиперзвуковые ракеты» (п. 44). Несмотря на очевидные успехи отечественного ракетостроения (недавно ПКР «Циркон» достигла на испытаниях скорости в 8 М), понятно, что даже президентские указы не гарантируют скрупулёзное выполнение установленных сроков (вспомним историю с «Булавой» и «Полимент-Редутом), тем не менее они задают осязаемый ориентир.

Заключение

Очень не хотелось бы, чтобы вынесенное в заголовок слово «бум» приобрело одно из его распространённых словарных значений шумиха, временное искусственное оживление. Предлагаю надеяться и верить, что оживление середины 2017 года даст мощный неугасающий импульс развитию отечественного Военно-морского флота, и, в первую очередь, его океанской составляющей.